Табельний алко-ПМ і як майор став "шерифом": Справжні курйози кримінального Харкова

Кримінальні новини складають до 80% новинних стрічок Харкова. Злочинність, була, є і буде, тому доведеться із цими жити

Если в реальной жизни вполне можно поставить бронированные двери и решётки на окна, научиться кунг-фу по фильмам с Джеки Чаном или просто купить пистолет, то в мире новостей и информации, без которого современный человек существовать не может, это очень непросто.

Убийства, насилие, кровь. От этой "чернухи" реально устаешь. Я предлагаю взглянуть на криминальные происшествия с другого ракурса. Преступники – тоже люди, и даже они могут рассмешить. Не всем же быть насильниками, людоедами и педофилами. Подборка реальных криминальных историй из жизни нашего города, без насилия и негатива. И чуть чёрного юмора.

Алик "Брюхо" и табельный ПМ

В любом городе были места, этакие нейтральные зоны, на которых и преступники, и милиционеры могли вполне мирно встретиться после дел, отдохнуть и выпить, а иногда и попеть… Самым знаковым местом таких встреч в Харькове было кафе "Экспресс" на улице Карла Маркса. Рядом вокзал и райотдел – место родное как для вокзальных жуликов, так и для местных оперов. Но всегда все тихо и мирно и с той, и с другой стороны. Даже если у какого-то опера с утра были неудачные гонки с препятствиями с одним из местных карманников, при встрече вечером в "Экспрессе" происшествие великодушно забывалось, а легкоатлетические соревнования по местным дворам переносились по умолчанию на другое, более благоприятное время. Но импровизированные бои там все же происходили, и, как положено питейному заведению, речь идет о боях на "алкоарене".

Были в то время два постоянных и непримиримых соперника, спарринг-партнера в этом непростом и опасном спорте. Со стороны вокзала выступал карманник Алик "Брюхо", со стороны райотдела – опер по прозвищу "Мотыль". Честному проведению состязаний не мешало то, что последний раз "Брюхо" уехал на четыре года валить лес именно благодаря "Мотылю". Спорт – это святое.

В одном из таких особо ожесточённых поединков и случился этот казус. Как-то не хотел никто уступать: за "Мотылем", как-никак, стояли все советские алкоголики-милиционеры, за Аликом – весь вокзальный криминалитет и статус жулика. Кто победил в этой эпической битве неизвестно, но очнулся "Брюхо" на рассвете в небольшом сквере недалеко от вокзала. И все бы ничего, дело привычное, но ощупывая карманы, нашел Алик во внутреннем кармане кожаного пиджака пистолет... Ситуация явно экстраординарная и очень опасная. Попытки вспомнить, каким образом табельное оружие (а это был именно ПМ) попало в его карман, не привели ни к чему. Общение с "Мотылем" помнил, и ПМ, наверняка, его. Похмельный мозг карманника, не готовый к такому стрессу, выдавал какие-то невероятные картинки: опер со слезами и лобызаниями просит его взять "волыну" на сохранение, потому что он может потерять, или "Мотыль" даёт ему пистолет, чтобы его "братуха" чувствовал себя в безопасности, возвращаясь поздно домой, и смог защититься от "хулиганов".

Впрочем, учитывая степень опьянения обоих, все это могло быть. Но сейчас не важно, как было, а важно, что наличие у жулика табельного милицейского оружия автоматически ставило его вне закона. И мозг Алика выдаёт единственное правильное в этой ситуации решение – спрятаться, схорониться, "лечь на дно". Мест, где можно "ховаться" от властей очень долго, "Брюхо" знал множество и всего через час-полтора оказался на блатхате в районе Липовой Рощи. Там его милиционеры могут искать вечно. Но свои об этом месте-то знали. Свои же и нашли Алика там через три дня.

Дело в том, что все эти три дня всю харьковскую "братву", уличных мошенников, кидал, карманников, скупщиков "щемили" очень. Просто не давали "работать", а кто все же решался выйти на промысел, того принимали и серьёзно "отбивали". Мотыль хоть и был в звании старшего лейтенанта, но сыскарь был авторитетный. А дело по утере табельного грозило не только ему увольнением и сроком, но и вышестоящему начальству взысканиями и понижениями. Вот и приняли меры. Негласно.

Такое положение долго продолжаться не могло. Состоялась парламентерская встреча в том же "Экспрессе" между начальником  уголовного розыска  майором Огур…овым  с одной стороны и вокзальным авторитетом Михалычем с другой. Конкретные условия переговоров неизвестны, но уже через два дня обычный порядок дел в городе был восстановлен. Опер "Мотыль" все так же гонялся за вокзальными и базарными ворами, а еще через пару дней на вокзале появился и Алик… со сломанной челюстью. Говорили, что челюсть ему сломал "Мотыль" и именно рукояткой злосчастного пистолета.

Шериф

1990-е годы. В Харькове – рассвет "эры наперстков". Во всех более или менее удобных местах в городе стоят "станки", бригады "крутят наперстки". Южный вокзал, Привокзальная площадь, "Магистраль", Дом Торговли. В этот период почти весь "игровой бизнес" контролировал один человек. Он и ныне здравствует и кое-что решает в городе, поэтому назову его просто Саша. Конечно, успех Саши был не в его супер организаторских способностях и не в особом авторитете. У Саши были очень хорошие "концы" в милиции. Настолько хорошие, что самая распространенная шутка про Сашу – это "присвоение очередного милицейского звания", чаще всего это было майор или подполковник. Конечно, в уголовной среде авторитета это ему не добавляло. Именно с "очередным званием" Саши и связанна эта история.

"Братва" уже не ездит на праворульных "Тойотах" и "Ниссанах", время "Лексусов" и 600-х "Мерсов" только на подходе, и самый популярный среди верхушки криминалитета в Харькове автомобиль это "Гранд Чероки". Был такой и у Саши. Возможно, было у Саши непреодолимое желание как-то выделится среди остальных таких же "Чероки" или как-то подчеркнуть и здесь свой "особый статус", но за какие-то невероятные деньги Саша "выписал" аж из Канады дополнительные фары с балкой на крышу своего "Гранд Чероки".

И все бы ничего, такая "тачка" в городе вообще эксклюзив! Но с чей-то легкой руки, почти сразу приклеилось к Саше прозвище "Шериф". Это было время видео салонов и американских фильмов. И если "майор милиции" еще как-то терпимо, то "шерифа" он уже не вынес и заграничные фонари очень быстро были сняты.

 "Канитель" и самый короткий срок на воле

Есть такая не очень популярная "масть" в преступном сословии – "баклан". Это человек, который регулярно получает небольшие сроки только за "хулиганку". Был такой персонаж на Южном вокзале, и звали его Валера "Канитель". Имел Валера пять судимостей, и все за "мелкое хулиганство", причем пострадавшей стороной каждый раз выступала его жена! Существо это было непотребное, в трезвом виде встречающееся крайне редко. В естественном пьяном виде был он чрезвычайно нудный и приставучий, за что и получал часто по лицу и приобрел характерную кличку "Канитель". На очередной срок Валера уехал за то, что ударил благоверную молотком, три раза. Отсидев два с небольшим года на общем режиме, вышел Валера на волю. И сразу побрел в ближайший "генделик", где по несчастью встретил "вертухая", то есть охранника с родной колонии, от которого регулярно во время отсидки терпел унижения и побои. И, наверное, можно понять "Канитель", но, не говоря ни слова, Валера ударил ненавистного "вертухая" – и сломал ему челюсть. За что получил новый срок и на этот раз – уважение "братвы". Надо отметить, что "Канитель" был сложения субтильного, было в нем от силы пятьдесят килограммов веса и в два раза меньше противника. Пробыл на свободе "Канитель" ровно один час двадцать минут…

Більше новин про події у світі читайте на Depo.Харків

Слідкуйте за новинами у Телеграм

Підписуйтеся на нашу сторінку у Facebook