Старшина "25 рублів" і "поплавок" під мостом: Справжні курйози кримінального Харкова (Частина 2)

Подейкують, що найбільші циніки – це патологоанатоми. Постійне "спілкування" з мерцями робить їх тими, хто щиро може сміятися зі смерті. Але ще є міліціонери...

Старшина "25 рублів" і "поплавок" під мо…

Именно из милицейского жаргона пришли циничные и своеобразно-веселые термины: "подснежник" (труп, пролежавший всю зиму под снегом и найденный весной, когда сходит снег), "поплавок" (утопленник, пробывший под водой длительное время) и другие. Конечно, даже по службе возиться с такими "находками" как служителям закона, так и работникам морга было не очень приятно, не говоря уже о том, что милиционерам нужно было и личность установить.

Место "На парапете" – это начало набережной со стороны Центрального рынка в Харькове, справа от Бурсацкого моста – удобное место сбора "по умолчанию" всех, кто "не совсем честно" зарабатывает на базаре и в его окрестностях. Как правило, день для базарных жуликов начинался и заканчивался именно здесь, "на парапете".

Конец лета 1988 года. Два базарных ломщика Саша Малыш и Жора договорились встретиться на парапете в пять утра и обсудить некоторые "производственные вопросы" перед началом трудового дня. Они первыми и увидели всплывший и зацепившийся за что-то труп, примерно посередине центрального пролета моста. Они же и сообщили постовым об утопленнике – лишний "бонус" в общении с властями не помешает. И уже через 15 минут молоденький сержант занял пост на мосту. Так начиналась эта история, ставшая впоследствии городской легендой под названием "поплавок".

Примерно через полчаса на мосту появились милиционеры в офицерском звании. Со стороны рынка пешком пришел капитан, начальник базарного подрайона, а с другой стороны моста, с Бурсацкого спуска, подъехал канареечный милицейский "бобик" со старшим лейтенантом. Офицеры встретились посередине моста, точно над трупом и начали что-то оживленно обсуждать. Причем "оживленно" настолько, что уже подтянувшаяся "на парапет" базарная шпана заинтересовалась происходящим. Эти непонятные переговоры длились достаточно долго, и капитан, и "старлей" отлучались куда-то, возвращались, и продолжали спорить на все больше повышенных тонах и с отменной жестикуляцией. Про труп под мостом вообще как-будто забыли.

Интригу происходящего на мосту объяснил подошедший позже старый и бывалый карманник Коля "Кес". Дело было в том, что по середине реки Лопань, на которой и стоял Бурсацкий мост, под которым всплыл "поплавок", в те времена проходила административная граница двух районов города – Ленинского (сейчас – Холодногорский) и Киевского. А все непонятные переговоры сотрудников милиции на мосту сводились к обоюдному и очень сильному нежеланию признать полуразложившийся труп, всплывшим именно в своем районе.

И рыночные авантюристы уже в количестве более двух десятков "протокольных" лиц начали занимать удобные места в предвкушении интересного продолжения. И продолжение было! На мосту появились, так же театрально, с разных сторон, начальники сопредельных райотделов. Действо начинало напоминать сюжет советского фильма "Мертвый сезон" с обменом разведчиков на мосту!

Ну, а уж окончательно повеселилась "братва", когда два полковника, устав от споров, перешли от "слов к делу" – они начали мерить расстояние от начала моста до трупа шагами! Каждый со своей стороны, потом менялись и считали шаги на "чужой стороне", младшие по званию трусцой бегали рядом, помогали и всячески поддерживали свое начальство. Базарная "братва" тоже, конечно, была на стороне родного и "до боли знакомого" Ленинского райотдела в лице его начальника и хором помогали ему считать шаги, соблюдая при этом, само собой, безопасную для себя дистанцию.

Кому достался "поплавок", неизвестно. Но к концу трудового дня, ко времени вечерних "производственных совещаний" на парапете, утопленника уже не было.

"Братья Лаутензак"

Когда в мошеннической схеме требуется участие нескольких человек, главное условие, чтобы со стороны никто не понял, что все они заодно, все "свои".

Во всех игровых комбинациях существовало четкое разделение ролей. "Нижний" – это тот, кто непосредственно ведет игру, крутит наперстки, кидает шарик в рулетке, принимает ставки и выдает выигрыш. "Верховые" – это те, кто создает толпу, "учат, как играть" и всячески помогают "нижнему". Конечно, если играющие заподозрят, что "верх" и "низ" друг друга знают, комбинация превратится в фарс. Но, было дело, в Харькове в 90-х на Южном вокзале на "подсечке" (лотереях) работали два брата-близнеца!

Были они абсолютно одинаковые. Даже крючковатые носы у них были сломаны и свернуты чьим-то заботливым кулаком в одну и ту же сторону и под одним углом! Их даже по именам не различали, да и необходимости такой не было. Для всех они были "Братья Лаутензаки" – это когда они вместе, и просто "Лаутензак", если обращались только к одному из них. Как и от кого пошла эта общая кличка, неизвестно. Но слышать имена героев произведения Лиона Фейхтвангера где-то в привокзальной забегаловке было очень необычно и в определенной степени иронично.

Но начитанных и образованных людей на вокзале хватало всегда… Была даже попытка от одного интеллигентного "бывшего сидельца", почитателя Достоевского, переименовать их в "братьев Карамазовых", но как-то не прижилось. И вовсе не важно, что сами близнецы, которым достались такие важные литературные псевдонимы, не только не представляли, в честь кого их так назвали, но даже свою последнюю книгу прочли аж в пятом классе, причем одну на двоих.

Конечно, использовать мошеннические таланты братьев-близнецов в одном месте было бессмысленно. Всегда "работали" они в разных "бригадах", хоть и рядом, но в "работе" предпочитали не пересекаться.

Но как-то в обеденный перерыв, "приняв на грудь" ровно столько, сколько необходимо для куража и желания проводить исследования, братья "Лаутензаки" решились на "смелый социальный эксперимент". Договорились, что один из них "станет на низ" а другой будет "разводить лохов", но в одной бригаде. Публика во время "обеда" собралась азартная, и сразу "забили", то есть заключили пари на хорошую сумму. Если у них получится развести хоть кого-то, то они выиграли.

И вот один из "Лаутензаков" подходит к приезжему, который, обалдев от скуки в ожидании своего поезда, с неподдельным интересом считал количество вагонов в проходящих товарных поездах.

 -Извините, уважаемый, вы не могли бы мне помочь? Понимаете, решил поиграть в лотерею, но что-то мне совсем не везет. Вот почему-то мне кажется, что у вас легкая рука! Давайте так, я заплачу за билет, а вы тащите любой из пачки. Если выиграем, то выигрыш пополам.

Конечно, почему не помочь. Хоть какое-то развлечение.

О чем думал гость города, когда среди заботливо расступившейся для него толпы "игроков" он увидел точно такого же "распространителя лотерейных билетов", неизвестно. Но вот выражение скуки с его лица сошло точно! Особенно после того, как один близнец обратился к другому с просьбой разъяснить правила игры. Возможно, он подумал что так и надо. Но это точно было достаточно странное зрелище, вокзальная фантасмагория.

Возможно, именно благодаря шоку, который получил приезжий гражданин, у них это и получилось, и братья спор выиграли.

Участковый и "Аттракцион невиданной жадности"

Некоторое время "стометровка" с тыльной стороны управления ЮЖД на вокзале была самым популярным местом для "наперсточников". На участке от улицы Красноармейской и до Южного вокзала располагалось с десяток бригад. "Раздачу" – мзду за возможность беспрепятственно "работать" – получали все служители закона, в зону ответственности которых входила данная территория. От постовых и работников линейного отделения до "оперов" из райотдела. Но был еще некий старшина М., участковый прилегающей к территории Южного вокзала. Хоть и не попадала эта "стометровка" в его участок, денег он хотел, и хотел регулярно. И был у него достаточно странный, но действенный способ эти деньги получать.

Ездил старшина М. на старом милицейском мотоцикле "Урал" с коляской. Каждый день он на своем железном коне врывался на эту "аллею чудес" и "наперсточники" должны были резко "подниматься", то есть, бросая все, лихо убегать. Оставались только "поляны" – куски ДВП, на которых крутили наперстки. "Поляна" – вещь копеечная, но без нее ничего не выйдет. Старшина это знал и просто собирал все оставшиеся "поляны", небрежно закидывал их в коляску мотоцикла. Потом он, не торопясь, заезжал во двор близлежащего дома и просто ждал. Как правило, через 10-15 минут кто-то из игровых подходил и выкупал эти куски фанеры, тариф был 25 рублей за единицу! То есть в удачный день участковый мог заработать до 250-ти рублей. Для "наперсточников" деньги небольшие, но этот шантаж со стороны простого старшины раздражал.

В один из веселых весенних дней во дворе, где перед рабочим днем собирались бригады, из местного кафе выносили для ремонта сломанную столешницу. Это была очень тяжелая столешница, четыре мужчины с трудом ее перемещали. Вид массивной плиты и, возможно, хороший погожий весенний день натолкнул кого-то на мысль, как наказать жадного участкового, а заодно и повеселиться. Тяжеленую столешницу перенесли на место "работы". Оставалось ждать милицейского шантажиста…

Старшина подъехал, "игровые", как обычно, рассредоточилась, но далеко никто не отходил – ждали представление. Участковый привычно и непринужденно собирал куски ДВП, пока не наткнулся на столешницу. Как воспринял такой разворот событий неизощренный милицейский мозг? Наверняка, он видел не просто тяжелую плиту, лежащую на тротуаре, он видел "четвертак", двадцать пять рублей, которые как раз "на дороге не валяются".

Повеселились все. Даже продавщица тетя Рая, торгующая беляшами на углу! Донести, дотянуть волоком до мотоцикла – это еще не все! А вот поднять и погрузить ее в коляску – вот это было достойное зрелище.

Старшину вскоре отправили на пенсию, и вряд ли из-за этого курьеза. А вот молодой лейтенант, который занял его место и оказался более покладистым и общительным, после рассказа о его предшественнике долго смеялся.

Читайте також: Табельний алко-ПМ і як майор став "шерифом": Справжні курйози кримінального Харкова.

Більше новин про події у світі читайте на Depo.Харків

Слідкуйте за новинами у Телеграм

Підписуйтеся на нашу сторінку у Facebook