Менти vs копи: Яких правоохоронців називають більш ефективними

Хто ефективніше з точки зору злочинного елементу – об'єктивно, без статистики, ностальгії та політики

Менти vs копи: Яких правоохоронців назив…

Законопослушным гражданам нечасто приходится общаться с правоохранителями. Меняются названия и форма, звания и знаки различия, но все изменения и реформы МВД волнуют обывателя только в контексте личной безопасности. Личная безопасность обывателя непосредственно зависит от эффективности и профессионализма сотрудников, а не от формы, значка на рукаве или названия службы. И кто, как не правонарушители, против которых и действуют эти стражи порядка и закона, могут наиболее объективно оценить изменения?

Участковые

Участковый – должностное лицо, сотрудник МВД, осуществляющий служебную деятельность, которая направлена на защиту прав граждан, проживающих на соответствующем административно-территориальном участке, а также граждан, пострадавших от преступных посягательств на указанной территории.

Участковый инспектор – это передовая линия обороны в борьбе с преступностью, мощнейшая превентивная система, направленная, прежде всего, на предотвращение преступлений. Сильный и показательный образ – инспектор Аниськин из телесериала "И снова Аниськин".

Идеализированный образ проницательного и умного "телеучасткового Аниськина", конечно, всего лишь персонаж популярного фильма. Но методы работы именно службы участковых в фильме раскрыты толково. Прежде всего, это абсолютное знание "подотчетного контингента" и своей территории. Участковые десятилетиями работали на одном и том же участке. Знали всех действующих и потенциальных правонарушителей в лицо, по имени, по месту проживания и по "способностям". Освободившийся или условно-досрочно освобожденный гражданин обязан был отмечаться у участкового. Неблагополучные семьи и дома, "блатхаты", притоны и места, где собираются любители выпить или наркоманы, "самогонщики", подростки с задатками хулиганов и буйные "во хмелю" работяги и осведомители досконально знать все это было частью прямых обязанностей советского участкового инспектора. Поселиться на длительное время на участке без ведома инспектора было невозможно. Часто расследование серьезных преступлений сотрудниками уголовного розыска или прокуратуры начиналось именно с общения с участковым.

Участковый в советской милиции не самая престижная должность. Их не баловали ни званиями, ни наградами и, зачастую, только при выходе на пенсию некоторым присваивали звание капитана или, очень редко, майора.

Злоупотребления

Если на подконтрольном участке находился хоть какой-то базар или просто место стихийной торговли инспектор имел стабильный небольшой доход в виде небольших, почти символических выплат с торговцев. Если же большой рынок или вокзал, то участковый был обеспеченным человеком. Также добавку к зарплате давали "самогонщики" и те, кто нелегально сдавал жилье.

Хорошее знание местных преступников тоже давало хороший приработок. Можно было за определенную мзду получить справку о том, что устроился на работу (в те времена за тунеядство грозил реальный срок). Для досрочно освобожденных можно было "договориться" не отмечаться в участке регулярно и уехать "по делам". В редких случаях и при особо выгодных взаимоотношениях участковый мог предупредить кого-то о нездоровом интересе к гражданину со стороны "уголовки" или той же прокуратуры.

Но все же, во главе стояла служба. Была четкая грань "небольшая" услуга за символическую плату или служебный долг. Часто мелкие услуги для криминалитета оказывались взамен получения какой-то информации или для содействия следствию.

Особо урожайным для предприимчивых участковых инспекторов было лето 1986 года. Взрыв на АЭС в Чернобыле. Все тунеядцы, спекулянты и просто асоциальные элементы получали повестки с требованием явиться на сборные пункты с последующей отправкой на работу в зону катастрофы. Процесс сбора и отправки всех этих "махновцев" поручили именно участковым. И, конечно же, с ними можно и должно было "договариваться".

Полиция

Наверное, в нынешнем МВД догадываются о пользе службы участковых инспекторов. Но такого уровня профессионализма и эффективности, как раньше, пока не достигнуто и близко. Возможно, когда-нибудь. А пока решается, как они будут называться (очень важно): "участковый", "полицейский офицер общины" или "шериф" или как-то еще, и даже предлагается найти своего участкового в интернете…

ГАИ

Бесспорно, алчный гаишник в кустах с полосатой палкой – самый яркий образ коррупции в среде правоохранителей. Но насколько реально эффективно было это подразделение?

Со слов извечных автобродяг – таксистов, сейчас чуть ли не половина выезжающих утром на дороги водителей или с перепоя, или просто пьяны. Гаишников можно ругать, можно даже ненавидеть, но точно было у них одно значительное преимущество как для правоохранителей их боялись. Никто не был уверен, что его не остановят в любой момент.

Инспектора автоинспекции со стажем обладали поистине запредельным чутьем на пьяных. Иногда казалось, что перегар от выпитого они чувствуют за двести метров и из закрытого автомобиля. Хотя, злые языки утверждали, что их нюх настроен именно на запах денег…

На все правонарушения была более или менее стабильная такса, будь то превышение скорости или вождение в пьяном виде. И с автоинспектором иногда, по обстоятельствам, можно было договориться "по-людски", даже без денег.

Такса за нарушение начиналась от трех рублей. Это была реальная купюра, за которую можно было откупиться за мелкое нарушение. Но и за более серьезный "залет" можно было договориться на пятерку. За пьяную езду была почти фиксированная такса от 300 до 500 рублей. Причем были случаи, когда после уплаты гаишники сопровождали любителя выпить до дома – и чтобы не начудил ничего, и чтобы коллеги его еще не "приделали".

Погоня

Помимо обеспечения безопасности движения, в функции автоинспекции входило также задержание преступников, использующих транспортное средство.

В составе каждого милицейского экипажа находился профессиональный водитель, прошедший и курсы ДОСААФ, и армию как водитель. Навыки вождения были очень высоки. Авария с участием служебного авто была редким и чрезвычайным происшествием. Добавить к этому отличное знание местности и наличие большого количества стационарных пунктов и постов – и можно понять, как непросто было уйти от погони. Кстати, в ГАИ был негласный приказ не преследовать мотоциклистов в пределах города ввиду особой опасности для пешеходов и самих мотоциклистов.

Патрульная полиция

Запрет на остановку транспортных средств "без причины" и ликвидация большей части стационарных постов значительно снизили КПД современных хранителей дорог.

Не смотря на явные различия и в методах и в средствах, в работе прошлых и нынешних служб осталось много общего. К примеру, право "блатных номеров" удачно работает и сейчас. Тела на автомобилях с такими номерами, крупные и не очень чиновники, полицейские чины и крупные бизнесмены по-прежнему часто чувствуют себя на дорогах вольно и безнаказанно. 

Погоня

Эффектно смотрятся погони в стиле "Форсажа", когда по улице, мигая как новогодние елки и звуча в разнобой сиренами, несутся с десяток патрульных иномарок. Насколько это эффективно и зачем преследовать правонарушителя таким количеством машин, неизвестно. Но зачастую, это напоминает эскорт заблудившегося где-то в спальном районе иностранного президента.

Разбитые полицейские "Приусы" и аварии с участием полицейских тоже уже никого не удивляют. Вероятно, существует явный дефицит квалифицированных водителей.

ППС. Патрульно-постовая служба

Эффективность советских постовых объяснялась удачным совместным патрулированием пеших патрулей и автопатрулей. Большинство уличных преступлений или раскрываются "по горячему", в течение часа-двух, или не раскрываются никогда. Как могут современные блюстители порядка гонять по дворам за грабителем, пусть и на навороченной и красивой машине, непонятно.

В прежние времена постовые (или "пэпэсники") были вездесущи. Казалось бы, праздно и произвольно шатающиеся по подворотням милиционеры, на самом деле, видели все и интересовались всем. Не прошли бы мимо шумной пьяной компании или нервно курящего на лавочке гражданина. Обращали внимание на одежду, походку, поведение и даже татуировки. В позднее время суток любого прохожего с объемными сумками обязательно останавливали и опрашивали.

Был случай, когда наряд задержал серийного насильника только потому, что вязанная шапка на нем была одета задом наперед: жертва сорвала с преступника шапку, и тот в спешке надел ее неправильно. И это заметили милиционеры.

Следствие

Вот где практически ничего не поменялось! Сейчас о пытках, издевательствах и фабрикациях доказательств пишут в СМИ. Те же "болезни" и тот же подход, что и у предшественников. Зависимость от хороших и высоких показателей – полная преемственность, от милиции к полиции. Следователь или оперуполномоченный, хотя бы раз получивший показания в результате пыток, вряд ли в дальнейшем будет гонять по городу в поисках реальных доказательств – легче "прессовать" какого-то бедолагу, раскручивая его на признание. Но вот разница есть в том, что сейчас в МВС чаще реагируют на огласку и виновников таки ждет наказание.

Можно с уверенностью сказать, что раньше преступники чувствовали себя менее спокойно. Но есть надежда, что нынешнее положение является временным, переходным, и что современные стражи порядка со временем достигнут показателей своих предшественников.

Більше новин про події у світі читайте на Depo.Харків

Слідкуйте за новинами у Телеграм

Підписуйтеся на нашу сторінку у Facebook

data-matched-content-rows-num=1 data-matched-content-columns-num=4 data-matched-content-ui-type="image_stacked"