Боря "Шуфутинський", Самося і подорож до Швеції: Історії легендарних карманників із Харкова

У будь-якому великому місті вам покажуть мінімум одного "колишнього найкращого карманника Союзу", і в Харкові - у тому числі

Боря "Шуфутинський", Самося і подорож до…

Конечно, это все условности, потому что никто и никогда соревнований или конкурсов среди "специалистов по карманной тяге" не устраивал. Но наш город, как один из самых больших и развитых в бывшем Советском Союзе, всегда привлекал лучших в этом деле.

"Карманники" – элита преступного мира. Законодатели неписанных воровских законов. Все "воры в законе" в СССР были карманниками. Самая "интеллигентная" каста, и как рассказчики, пожалуй, тоже самые интересные. И вот несколько реальных историй от реальных людей этой "профессии".

История от Бори "Шуфутинского"

Какое-то время "кружил" на Южном Вокзале старый карманный вор по прозвищу Боря "Шуфутинский". Типаж – учитель физики на пенсии. Маленький и сухонький еврей-интеллигент, неопределенного пожилого возраста, очки в золотой оправе, палочка, хотя бегал достаточно резво. Почему "Шуфутинский", история умалчивает, лишние вопросы не одобрялись. Но если Боря был в настроении и при желании, то рассказывал отменно.

"…не знаю как у вас в уголовке, у нас за лишние вопросы быстро язык подрежут!"

Из начала 1980-х. "Работал" Боря в трамвае №3, который и тогда, и сейчас ходит между Москалевкой и Южным Вокзалом. Маршрут прибыльный и, что очень важно, длинный очень. Как-то на подъезде к вокзалу увидел Боря молодую барышню, которая стоя читала какую-то книжку. Был рабочий полдень, людей в трамвае совсем немного, а девушка была так увлечена чтением, и сумочка на руке болталась забытая и почти бесхозная. Ну, и "нырнул" он в сумочку… А там, чувствует, что-то необычное, не как всегда. Подтянул чуть "на свет" – а это лента презервативов, как целомудренно называли их в Союзе "изделие №2". Ситуация чуть нестандартная – уже тогда в женской сумочке можно было найти что угодно, но презервативы… И как-то дурашливо подошел вор к этой ситуации, "приколоться" решил. Вытянул он эти "изделия" и аккуратно подбросил молодой даме под ноги. И затем достаточно громко, на весь трамвай спросил: "Девушка, это не у вас выпало?"

И вот дальше началось самое интересное. Барышня, увидев, что у нее "выпало", просто потерялась. Это был абсолютный эмоциональный шок. Цвет лица за несколько секунд поменялся с нормального до пунцового, а потом с пунцового – почти до белого. Быстро подхватив эту ленту резиновых кружочков и почти судорожно затолкав ее обратно в сумочку, она пулей – благо, очень кстати трамвай стал на остановке – выскочила в дверь. Наверное, сейчас это смешно и непонятно, но для молодой советской девушки это было очень стыдно! А всего-то около сорока лет прошло…

"Наши" в Швеции

Летом 1992 года в Швеции проходил чемпионат Европы по футболу. Где Харьков, а где Шввеция? Но как-то парочка харьковских карманников Куркуль и Лева каким-то образом "потянули" у кого-то "лопатник", то есть бумажник, в котором было два билета на финал чемпионата. Как растолковали знающие люди, это давало им возможность прокатиться в Европу по какой-то упрощенной системе. И два харьковских карманных вора вдруг очень захотели приобщиться к европейской культуре и срочно засобирались в далекую Швецию. И им удалось – первым из харьковских! Когда спустя пару месяцев их удачно депортировали обратно, рассказали эти два уже "европейских авторитета" о своих похождениях. Говорили, что европейцы неоправданно обделены вниманием именно карманников. И они от души пытались компенсировать этот недостаток. Еще "по карману работали" поляки, с которыми у них был заключен "трудовой договор", благо языковой барьер был не совсем уж непреодолимым.

Уже тогда наличных у европейцев было мало, в ходу были пластиковые карточки – для наших вообще диковинка. Быстро научились определять, у представителей какой нации именно налички больше, у кого меньше, у кого вообще нет. Почему-то с наличкой особо "дружили" именно шведы, а вот англичане и немцы вообще копейки держали. "Работали" как наобум, так и наверняка, в доступной близости от банкоматов, чтобы было понятно, у кого есть наличные.

Ну и конечно, как без смекалки! Дело в том, что веселые и беззаботные фанаты почти сплошь были во всевозможных национальных костюмах, каких-то карнавальных и непонятных нашим одеяниях. Бывало "ныряешь" туда, где должен быть карман, а там его и в помине нет! Прокол на проколе. Нашли очень оригинальный и по-нашему простой способ решить эту проблему. Не смотря на то, что, по мнению Левы и Куркуля, "карманников" там было не так уж и много, на входе в один из общественных туалетов на стене большими буквами на трех языках было написано что-то типа "Товарищ, берегись карманных воров!". И это была просто находка. Любой здравомыслящий гражданин, когда читал об опасности быть обворованным, сразу проверял свой бумажник, тем самым показывая, где он у него находится. Просто руководство к действию. Смотри по национальным флажкам, откуда он и есть ли у него "кэш", а где бумажник, он сам показывает, и действуй!

"Самося"

И все же в рассказе о карманниках Харькова без легенд не обойтись. Самой легендарной личностью в "определенных кругах" считается карманный вор из 60-70-х годов прошлого века по прозвищу "Самося". Известен был "Самося" прежде всего фанатичной верностью именно Харькову. Откуда он родом неизвестно, да и понятие "Родина" для вора достаточно условно, но, отсидев первый срок на одной из харьковских зон, остался в нашем городе навсегда. Восемь судимостей имел этот вор, но дело вовсе не в низкой квалификации. Просто каждый раз после отсидки возвращался он в город и "работал" принципиально в районе "базар-вокзал", что очень осложняло ему жизнь. Ведь его буквально "каждая собака знала". Рассказывали, что в Ленинском РОВД на утренней разнарядке какая-то пара "оперов" просто получала задание на день – "Самося". И хоть мастером в своем деле он был отменным, попадался часто. И с философским спокойствием отправлялся в "дом родной", а ментам из родного РОВД без злобы говорил "до встречи". Целые поколения "оперов" выросли на "работе" с этим вором.

Последний раз приняли "Самосю", когда ему было уже за семьдесят. Но последний срок старый вор так и не получил, умер в следственном изоляторе.

Кстати, об улице Володарского, на которой раньше стояла Холодногорская тюрьма, в определенных кругах была такая мрачная шутка: единственная улица в стране, которая начинается с тюрьмы, а заканчивается кладбищем ("новоселовское" кладбище).

Більше новин про події у світі читайте на Depo.Харків

Слідкуйте за новинами у Телеграм

Підписуйтеся на нашу сторінку у Facebook